Наука и инновации                                                                                             

Гранты и конкурсы

Победитель Открытых международных студенческих Интернет-олимпиад 2014

 

К 45-летию КалмГУ: Они стояли у истоков университетского биологического образования
45 - лет КалмГУ
21.10.2015 13:10

 

Стало доброй традицией выпускать к юбилейным датам Калмыцкого государственного университета сборники о людях и событиях, оставивших заметный след в истории нашего вуза. Таких людей и событий много! Сегодня, проработав в университете свыше 40 лет, и, получив возможность рассказать о некоторых из них, я невольно уподобляюсь Буриданову ослу, который мучится перед выбором нескольких равноценных вариантов. Но все-таки я свой выбор сделал. Это – супруги Вениамин Михайлович и Валентина Михайловна Прокудины. Они приехали работать в КалмГУ в год его основания и проработали здесь свыше 20 лет, вплоть до выхода на пенсию. Многолетнее профессиональное общение, как-то незаметно и естественно перешедшее в искреннюю дружбу, продолжающуюся до настоящего времени, дают мне все основания для этого.

Вениамин Михайлович родился в Восточно-Казахстанской области в 1929 г. Позднее он писал: «Отец умер, когда мне было около шести лет. У матери нас было трое – я и два моих младших брата. Работать начал с 13 лет в 1942 г. учеником токаря по металлу в электромеханических мастерских свинцового завода. Из-за небольшого роста для меня пришлось сколотить два ящика, чтобы быть вровень с резцом станка, на котором вытачивались головки снарядов и детали других механизмов». В последующие годы он получил еще несколько рабочих профессий: электрослесарь, крановщик и др. Одновременно посещал вечернюю школу рабочей молодежи, где проучился с шестого по десятый класс.

Только в 1953 г., 24 лет от роду, будучи уже женатым человеком и имея годовалую дочь, Вениамин Михайлович поступил на лечебный факультет Свердловского медицинского института. Это потребовало переезда семьи из Казахстана в Свердловск, где в течение шести лет учебы молодожены с дочерью жили в общежитии. Никакой материальной поддержки со стороны у них не было и поэтому, в дополнение к скромной зарплате Валентины Михайловны, имевшей среднее химическое образование и работавшей лаборантом-аналитиком, Вениамин Михайлович во внеучебное время трудился в электрофизиологическом кабинете на кафедре факультетской терапии. Там он занимался освоением новой отечественной и зарубежной электронной диагностической техники, ее налаживанием и ремонтом, а также проводил на ней научные исследования для старших по должности сотрудников кафедры.

Этот опыт очень пригодился Вениамину Михайловичу в дальнейшем, когда он, переехав в Элисту, практически в одиночку налаживал, а порой и конструировал физиологическое оборудование на новой кафедре физиологии человека и животных биологического факультета КГУ. Но это будет гораздо позже, а пока вернемся в Свердловск. Характеризуя тот период, он пишет: «Во время учебы жилось тяжеловато. Иной раз впроголодь. Поэтому после окончания института в 1959 г., несмотря на лестное предложение остаться работать на кафедре, я при распределении выбрал работу хирурга в поселке Верх-Нейвинск Свердловской области. Оттуда в 1961 г., по семейным обстоятельствам, мы были вынуждены переехать в Киргизию, где я продолжал работать хирургом в большом селе Сокулук вблизи г. Бишкека, тогда г. Фрунзе».

Валентина Михайловна стала работать там же учителем биологии в средней школе и одновременно поступила учиться на заочное отделение биологического факультета Киргизского университета. Проработав на новом месте несколько месяцев хирургом, Вениамин Михайлович случайно познакомился с членом-корреспондентом Киргизской академии наук Г. Я. Френкелем, который, оценив его деловые качества, пригласил на работу в систему Академии наук. После недолгих колебаний Прокудины согласились на переезд во Фрунзе. Здесь Вениамин Михайлович занялся научной работой в лаборатории физиологии и патофизиологии высокогорья НИИ Краевой Медицины Киргизской АН. В 1963-1966 гг. он учился в аспирантуре, которую успешно закончил, защитив в 1967 г. диссертацию на тему «Влияние ионизирующей радиации на мышечную активность кроликов». Лабораторную установку для выполнения своей работы Вениамин Михайлович сконструировал и изготовил сам. Затем он работал ассистентом и старшим научным сотрудником проблемной лаборатории кафедры факультетской терапии Киргизского мединститута, занимаясь аппаратурным обеспечением высокогорных экспедиций для исследования физиологических особенностей акклиматизации аборигенов высокогорья (от грызунов до человека). Эти исследования были связаны с проблемами космической медицины.

В 1969 г. Вениамин Михайлович познакомился во Фрунзе с Георгием Михайловичем Глумовым, который в тот период собирался переезжать в Элисту, где, судя по информации в печати, намеревались создать Калмыцкий университет на базе существующего пединститута. К этому времени у Прокудиных была во Фрунзе отдельная трехкомнатная квартира и стабильная работа. Однако уже тогда в Киргизии начали проявляться и нарастать националистические настроения, носившие антироссийскую направленность. Это порождало психологический дискомфорт и тревогу, которые в конечном итоге и побудили Прокудиных принять предложение ректора КГУ Н. П. Красавченко о переезде в Элисту для работы на биологическом факультете нового университета. Немаловажно, что ректор гарантировал предоставление квартиры практически сразу после переезда.

И все же сомнения оставались. Вот как описывает Вениамин Михайлович свои первые впечатления от Элисты: «29 апреля 1970 г. я прибыл самолетом в Элисту. Пока, на всякий случай, один. Как сейчас помню, когда я вышел из самолета, в лицо упруго ударил знойный пыльный ветер. Вместо неба рыжевато-молочная пелена, сквозь которую блеклым бельмом пробивалось солнце. И пыльная буря, и серые здания, и хилые деревца с привядшей листвой, стоявшие возле домов и вдоль дороги, по которой я ехал на автобусе из аэропорта к своему будущему, производили на меня гнетущее впечатление. Какой контраст после тенистых аллей и зеленых садов Фрунзе, где я был всего несколько часов назад! Захотелось тут же в аэропорт. Билет на самолет – и назад! Однако, упрекнув себя в малодушии, я не очень решительно направился в учебную часть. В этот же день я был принят на работу в качестве старшего преподавателя кафедры анатомии. Месяца через полтора получил квартиру. Ту самую – в четвертом микрорайоне, где мы прожили 21 год. Спустя некоторое время, я вызвал семью. Так мы стали жителями Калмыкии».

До начала первого учебного года в корпусе, выделенном для биофака и ряда других подразделений университета (в нем сейчас базируется инженерный факультет) предстояло выполнить большой объем работ по подготовке и ремонту помещений и оснащению их оборудованием. Вот, что пишет об этом сам Вениамин Михайлович: «Сразу после приезда Г. М. Глумов показал мне помещение в корпусе бывшего пединститута, в котором должна была обосноваться кафедра анатомии. Это был огромный зал на втором этаже, как мне показалось, занимающий более половины корпуса. В нем не было никаких перегородок, а вдоль стен стояло несколько канцелярских столов и стульев. Георгий Михайлович сказал, что нужно будет еще поработать, чтобы привести его в рабочее состояние к началу нового учебного года. А «приводить» и «поработать» было над чем. Нужно было распланировать учебные и подсобные помещения, после чего планировка и описание нужного объема работ должны были быть представлены на утверждение начальству. Это было сделано и вскоре рабочие отделили площадь нашей кафедры от остального пространства стеной с дверью. Внутри установили перегородки, как было запланировано, но дальнейшая работа была приостановлена из-за трудностей с финансированием. Нам остались разобранные полы, некрашеные стены и окна. Кроме того, не была проложена электропроводка. Видимо по предложению ректора, Глумов предложил мне, вместе с ним, взять, на общественных началах, часть этих работ на себя. Мы, от избытка сознательности, взялись делать то, что положено было выполнять другим. Работали порой до изнеможения. Например, однажды, к вечеру, решили передохнуть и подкрепиться кефиром с булочкой. Присели к стене. «Подкрепились» и, сидя, заснули. Разбудила нас Инна Изидоровна – жена Глумова. Она, обеспокоенная долгим отсутствием мужа, около часу ночи пришла в корпус узнать, что случилось».

В недавнем письме, отвечая на мои вопросы, Вениамин Михайлович очень эмоционально описал те проблемы, которые стояли перед коллективом кафедры и биологического факультета в целом в начальный период становления университета. Помимо хлопот, связанных с подготовкой материальной базы, надо было думать и о составлении учебных планов и программ, ибо готовых разработок по анатомии, физиологии и биофизике в университете тогда не было. Приходилось ломать голову над их составлением, чтобы сделать их «по-университетски». Ощущалась острая нехватка вузовских учебников. В комплектовании фонда учебной литературы за счет предоставления дублетных экземпляров молодому вузу очень помогли университетские библиотеки Ростова, Воронежа, Саратова и Харькова. На некоторых старых учебниках и научных монографиях можно и сейчас увидеть библиотечные штампы этих вузов. Как бы то ни было, начало первого университетского года в Калмыкии на кафедре анатомии и зоологии, позднее разделившейся на две самостоятельные кафедры, прошло в положенный срок и по программам, которые, как выяснилось позднее, не особо отличались от официальных.

Благодаря вниманию к нуждам кафедры и приоритетному выполнению заявок на приобретение учебных и научных приборов, а также расходных материалов, уже через пару лет кафедра была оснащена оборудованием и обеспечена методически не хуже многих подобных кафедр других вузов с устоявшейся инфраструктурой. Говоря об этом, Вениамин Михайлович ссылается на мнение профессоров вузов, приглашавшихся в качестве председателей аттестационных комиссий на защиту дипломных работ, ставших в университете обязательными. Он приводит перечень наиболее крупных приборов и приспособлений, которыми в тот период была оснащена кафедра. Назовем лишь некоторые из них: шесть двух, четырех и шестиканальных медицинских электрокардиографов; два медицинских четырехканальных электроэнцефалографа; четыре медицинских осциллографа с мудреным названием «векторэлектрокардиоскопы». А также несколько биологических электростимуляторов и усилителей, биологических осциллографов для регистрации клеточных потенциалов, биологических гальванометров для наблюдения и регистрации мембранных потенциалов клеток и потенциалов тканей и большое количество разнообразных микроскопов, кимографов, клинических наборов для исследования клеточного состава крови и многое другое.

Кроме того, было несколько электронных приборов большой точности, которые Вениамин Михайлович сконструировал и изготовил для своей научной работы и специализировавшихся у него студентов. Например, его электронные весы позволяли вести круглосуточную автоматическую регистрацию изменения массы личинок насекомых во время их развития и изменение массы семян злаков в период их прорастания. Примечательно, что все эти приборы были задействованы в учебной и научной работе и поддерживались в рабочем состоянии самим Вениамином Михайловичем, а позднее вместе с инженером кафедры Ю. Ланским. Последний, помимо обычного кафедрального оборудования, обслуживал также единственный в университете, да и в республике, электронный микроскоп, задействованный при проведении научных исследований биологических объектов на ультраклеточном уровне.

Учитывая нехватку, а порой и недостаточную квалификацию тогдашних педагогических кадров, Вениамину Михайловичу приходилось вести большое количество разнообразных общих и специальных учебных курсов. Среди них: анатомия человека, биофизика, методика преподавания биологии, электрофизиология, физиология нейрона, физиология центральной нервной системы, физиология высшей нервной деятельности, физиология анализаторов, экологическая физиология и ряд других. Будучи сам вузовским преподавателем с многолетним стажем, я представляю, сколько сил, энергии и времени занимала разработка и проведение подобных занятий. Вениамин Михайлович довольно скромно и не без юмора оценивал свои педагогические успехи так: «Не утверждаю, что все занятия я проводил «на высоком научно-методическом уровне», как любят говорить некоторые мои коллеги, выступая с трибуны университета. Скажу только – старался, как мог».

А я могу утверждать, ссылаясь не столько на свое мнение, сколько на мнение его бывших студентов, что Вениамин Михайлович был прекрасным педагогом, умевшим объяснить самые сложные для понимания факты и идеи, разложив их на составляющие и выделив наиболее существенное. Честное слово, мне даже жаль, что в свое время не довелось оказаться в числе студентов, учившихся у Вениамина Михайловича. И еще об одном качестве этого замечательного человека мне хотелось бы сказать. Это – его демократичность. Он никогда не дистанцировался ни от своих коллег, ни от студентов и готов был на равных вести диалог с собеседниками любого ранга и уровня. Моя нынешняя коллега по факультету, а в прошлом его студентка Татьяна Владимировна Волошина, рассказывала о том, как была удивлена и тронута тем, как Вениамин Михайлович, будучи уже опытным доцентом, обратился к ней, «зеленой» ассистентке, за консультацией. И в течение длительного времени обсуждал с ней какую-то проблему, связанную с биофизикой и физиологией растительной клетки.

Хотелось бы сказать несколько слов и о семье Вениамина Михайловича. Уже упоминалось, что он довольно рано женился на Валентине Михайловне, которая вот уже более полувека делит с ним все радости и невзгоды. Она много лет работала на кафедре химии нашего университета и тоже внесла свой посильный вклад в становление и развитие кафедры и факультета. У коллег, знающих эту супружескую чету, они оставили о себе самую добрую память. Прокудины воспитали двух дочерей, одна из которых окончила биологический факультет нашего университета и сейчас живет с семьей в Нижегородской области. Другая дочь, видимо не без влияния отца, стала врачом и работает во Владимире, куда вскоре после ухода на пенсию переехали и ее родители, купив домик в сельском пригороде. Вениамин Михайлович уже «разменял» девятый десяток лет своей жизни, а Валентина Михайловна приближается к этой дате. И сегодня, в ряду тех людей, которые посвятили значительную часть своей жизни Калмыцкому университету, достойное место занимает чета Прокудиных, которым в этот юбилейный для университета год хочется пожелать здоровья, бодрости духа и сохранения столь свойственного им творческого долголетия.

В. Г. Позняк, доцент кафедры ботаники, зоологии и экологии

 
© 2017, Калмыцкий государственный университет
Разработка сайта: « Студия Ра », Дизайн сайта: « Рудиз » Сектор поддержки сайта КалмГУ тел.: 8(84722)4-51-05
Яндекс.Метрика